На первую страницу Что случилось и т.д. Как помочь финансово Помогите! Рассказы, фото Мемориальная книга



    

Эдуард Михелович:

Ну что ж теперь, по кусочкам собирать их жизнь...

Всё началось с того, что я познакомился с Иркой на "Что Где Когда" в Бостоне где-то этой весной. Помню, она как раз недавно вернулась из водного похода в Мэйне и рассказывала, как сильно ее покусали комары, а мне было просто приятно подойти и поговорить... После игры так получилось, что мы пошли гулять по городу - я, Ирка, Оля и Балк. Хотели зайти в кафе, и наконец почему-то оказались в дорогом ресторане на Newbury St. Там мы и сидели, пока сгущались сумерки, я смотрел на Ирку и думал, что эта красивая девушка умеет красиво жить. Потом мы, уже с Иркой вдвоем, отправились гулять по Кембриджу. Она заражала своей энергией и своей быстрой походкой, говорила, что очень любит быстро ходить, и разные истории на эту тему, вроде того, как они отправились гулять по Нью-Йорку ночью. За ней действительно было трудно угнаться - таких девушек я, кажется, еще не видел. Было что-то очень приятное в этой прогулке по Кембриджу. От Ирки в то время исходила особая энергия, потому что она вот-вот должна была дождаться Смирнова, который приедет из Канады.

После этой прогулки мы стали обмениватся email'ами. У нее было очень "кайфное" чувство юмора. Ирка снимала новую квартиру, и Вовка должен был вскоре к ней приехать.

От Иры:

А я вот сегодня квартиру сняла и страшно этим горда и
рада :) На редкость всё же мерзко-дорогое место
Кембридж - маленькая 1-бедрум в подвале - $725...
Правда, это включая ютилитес... Так что в начале июня
будет геморрой с переездом :)

А сегодня вечером  в Калифорнию улетаю :) Родители...
Кормить будут, холить и лелеять :))
Похоже, она действительно нашла самую дешевую квартиру в районе Central Square. Затем она поехала перевозить Вовку из Торонто.

От Иры:

> Ты его перевозишь? Вот это да! Или ты его с вещами,
> как домик волшебницы Бастинды?

Не, это волшебницу Бастинду, по-моему, раздавило
домиком. Идея такова: я еду на машине в Торонто (8
часов нон-стоп драйвинг :(( ), мы загружаем туда его
вещи - чудеса плотной упаковки - и уже вместе едем
обратно :) 

> Подожди, это у тебя было хобби коней на скаку
> останавливать?

Не, только такси :)
Незадолго после этого я помогал им переезжать на новую квартиру. Этому тоже предшествовал соответствующий e-mail:

The honor of your presence is requested at the process
of our relocation from our present domicile to the
future one.  The ceremony will be conducted this
Thursday after work (approximately 5:30 pm), and will
involve some heavy physical labor.

Best regards,

Irina Libova, Esq.

Переезд Иры
get full pic
get full pic
get full pic
get full pic
get full pic
     Там уже присутствовал Вовка. Я его видел раньше на "Что Где Когда". Там он мне показался очень продвинутым туристом, и он, конечно, рассказывал народу о blackalpinist.com. Тогда я почему-то подумал, что Вовка - студент биологии, так же, как и Ирка (на нем была соответствующая майка), и что они женаты. Наверно, потому, что мне сама Ирка тогда так и сказала.

Об этом их переезде я уже писал в e-mail'е своим друзьям: "В четверг пошел помогать Ирке с Вовкой переезжать на новую квартиру, мебель таскать. Как сказала Ирка, выполнять роль насильника и потаскуна. Они переезжают (точнее, переезжает Ирка, потому что Вовка приехал к ней из Канады) из квартиры с 7-метровыми потолками и руммейткой - 28-летней девственницей - в квартиру в подвале. Но зато в тесноте, но не в обиде. И в Кембридже, к МIТ бизко. Хорошо жить в Кембридже. Там есть Харвард Сквер, куча разных кафе, и вообще, это единственное такое европейско-Амстердамского типа место, даже в Бостоне. Еще таскать мебель пришел Игорь - Балк. Я, вроде, таким образом попал в гусарский эскадрон города Бостона и был в него благополучно зачислен. Вообще было здорово, очень смешно. Ирка нацепила хипповую шляпу и вела большой U-Haul трак (и три джигита рядом). Я сидел на огромном кресле в вагоне трака, и там было темно, и через маленькую щелочку пробивался острый луч света.

Потом мы разгружали их хипповую мебель, которую разные люди понатаскали к ней в квартиру в свое время, и Ирка стояла в своей хипповой шляпе рядом с зеленым надувным крокодилом, зеркалом и лампой, на узкой улице у трака, пока мы таскали вещи. А также рядом со своим любимым плакатом, повествующим о потреблении алкогольных напитков в общественных местах. Был закат, и казалось, что всё это происходит в Сан Франциско, 1964. Правда, на самом деле они не хипповые. Это просто мои ассоциации:) Туристы, скорее. Я, конечно, всё это дело фотографировал, но нельзя сказать, что у меня что-то очень получилось. Но что-то, конечно, получилось. На самом деле, получилось, что самые лучшие свои фотографии Ирки с Вовкой я сделал тогда.

По случаю переезда Ирка написала своим друзьм следующее письмо:

"Уважаемые господа, милые дамы, унесённые ветром,
закалённые сталью, сдутые нафиг, пребывающие в нирване,
высокопримативные и позднорожденные, забывшие радость
свою, вернувшиеся со звёзд, ожидающие наступления
яблочных дней, уставшие ждать ответа, скованные одной
цепью, партизаны полной луны, и те из вас, кто не
является ни одним из вышеперечисленного! 33-ая дивизия,
твою дивизию, опять передислоцируется. В связи с
изменением моего семейного положения на незаконченное
среднее, мои координаты менются на: 270 Норфолк Ст.
#1А Кембридж МА 02139. Приходите, приезжайте,
прилетайте, приползайте (если летать не можете по
жизни, а ходить уже только под себя) в гости, пишите,
звоните и вообще всячески появляйтесь, а совсем даже и
не пропадайте!"

В горах на выходные get full pic
get full pic
get full pic
get full pic
     Общался я с Иркой и Вовкой довольно часто. Однако, они казались мне не очень открытыми людьми. Они часто приглашали в гости, но в то же время оставалось ощущение, что они вдвоем всегда как бы отгорожены барьером от окружающих. Наружу, для людей, гостей и друзей, выставлялись шутки и приколы, а серьезные разговоры возникали не часто. Я немного сумбурно написал об этом в своем письме: "Опять же, американская любовь. Ирка с Вовкой. Американская любовь заключается в том, что вот они нашли друг друга (и я очень рад за них), и дико чувствуется, что вот все люди вокруг них совсем другие, и как бы значит: и вот двое (из опять же той самой 57-й школы в Москве) наконец-то нашли друг друга, и нету в мире никого, кто бы мог им друг друга заменить, и получается, наверно, вот такое одиночество вдвоем. То есть, думаю что, получается, ты живешь не в гармонии с окружающим миром, а полмира для тебя это вот этот другой человек. И если с ним, не дай бог, что-то случится, то беда. Другого такого уже не найти... потому что все другие совсем другие." На что кто-то из моих друзей ответил: "А не это ли настоящая любовь?"

Они всегда были готовы помочь, но вот этой открытости мне в них не хватало, и иногда, будучи рядом с ними, я просто ощущал себя чужим. Впрочем, если говорить об Ирке, то любая женщина зацикливает свою энергию на любимом мужчине. Вовка же мне всегда казался неразговорчивым и немного стеснительным, человеком, которому легче что-то сделать, нежели сказать. Однажды я спросил Ирку в лоб. Вот ты, мол, девушка умная, как ты и сама любишь говорить. Почему же ты так много общаешься на уровне приколов? Ирка ответила, что для нее не важно говорить о другом, сокровенном. Оно есть, и этого достаточно. Зачем об этом говорить? Это меня тогда как-то оттолкнуло. Еще я спросил у нее насчет открытости и того, чтобы жить более расслабленно. Она ответила, что для нее очень важно совершенствоваться самой, потому что если ты просто открыт, но ничего не умеешь, то что ты можешь дать людям?

И по ней было видно. Дома ли, на пляже, она читала какую-нибудь книгу. Я люблю перечитывать несколько любимых книг, но думаю, Ирка читала каждый раз новые. Она действительно много знала. Когда мы играли в "Что Где Когда", она давала подавляющее большинство правильных версий в команде. Однажды Ирка мне рассказала, как она, будучи студенткой, подрабатывала репетитором по физике, официанткой в кафе, а вечером шла танцевать.

Насчет Вовки мне всё время казалось, что вот этот человек очень крепко стоит на земле. Однажды я его спросил, что для него самое важное в творчестве Щербакова, и он ответил в том же духе, что вот Щербаков очень крепко на земле стоит. Они с Иркой вообще были сильны тем, что определили свои интересы и привязанности. "Что Где Когда", Гребенщиков, туризм и альпинизм, вино и портвейн, именуемые также чаем, книги и гусарский клуб - всё это не ставилось под сомнение.

Впереди у них были большие планы и манящая дорога. Когда я Вовку порекомендовал в фирму, где работал, у меня не было сомнений, что он с работой справится, хотя у него было мало соответствующего опыта, и я не знал о его профессиональных качествах. Мне просто казалось, что он всё что угодно "прогрызет". И его взяли к нам в фирму. Говорил он мало и редко спрашивал совета. Вообще Ирка и Вовка были людьми, которые не нуждались в помощи. Иногда он спрашивал совета, ну тут же говорил "ага... спасибо, дальше сам разберусь". Видно было, что ему стеснительно просить о помощи и поэтому, для себя, легче всё сделать самому. Поэтому чаще раздавался просто ожесточенный стук его пальцев по клавиатуре.

Мне не кажется, что в их гибели было какое-то предназначение судьбы. Скорее, просто несчастный случай. Мне вполне явственно представлялись доктор биологии Ирина Либова и успешный программист Владимир Смирнов, колесящие в миниване по дорогам Америки. Такое впечатление, что они погибли как раз в тот момент, когда они взяли прекрасный, сильный старт. Они наконец жили вместе, и ничто не должно было разлучить их. Вовка наконец нашел хорошую работу, и скоро должен был получить рабочую визу...

Вместе с тем, они успели стать самими собой. Я помню, как мы сидели на пляже, и Ирка захотела полазить по прибрежным скалам. Тогда Вовка рассказал историю, как вот так же двое пошли лазить по с виду безобидным скалам у берега, и один из них разбился. Тогда не думалось, что та же участь может постигнуть их. Их гибель напомнила, что хождение в горы это не просто так. Что люди платят за это жизнью. Светлая вам память.



Фотографии Эдуарда Михеловича

пишите