На первую страницу Что случилось и т.д. Как помочь финансово Помогите! Рассказы, фото Мемориальная книга



Pico de Orizaba, Dec 23, 1999 - Jan 3, 2000

Руководитель: Владимир Смирнов
Участники: Люба Иванова (Мексика), Илья Красик, Ирина Либова, Игорь Слепчин, Илья Тимофеев (все - США)
Scheme of ascent #1
Scheme of ascent #2 (Bigger)

23 декабря.
Прилетели в Мехико около 11 вечера. Встретились в аеропорту с Любой Ивановой и поехали к ней домой. Выяснилось, что билетов на прямой автобус в Коскоматепек уже нет. Высота: 2000м.


24 декабря.
К вечеру добрались до Коскомаптепека, сделав пересадки в Пуэбле и Кордобе. Остановились в центральной гостинице с балконом и видом на главную (и единственную) площадь. С 10:30 до 12 вечера вдоль этой площади прошла рождественская процессия: куча детей наряженных в смесь библейских и индейских костюмов, проехало несколько инсценировок библейских сценок на машинах и телегах с буйволами, все очень красочно и непосредственно. Девочки в костюмах несут разнообразные дары, включая живых кроликов, кур и ягнят. Все это сопровождается оркестром и взрывами хлопушек. Мы наблюдаем за сим действом с балкона гостиницы. Высота: 1500м


25 декабря.
Около 9 утра за нами заезжает сеньор Манола на своей машине и везет нас наверх, в La Cabana de Manolo на высоте около 3800м. Погода внушает серьезные опасения: все небо закрыто тучами, временами идет дождь, но мы надеемся, что поднимемся выше этого безобразия. К 12 доезжаем до этой Кабаньи: несколько бревенчатых избушек в шикарном хвойном лесу на участке Манолы, есть вода, газ и т.п. Манола показывает на карте путь нашего подъема, объясняет, где будет вода. Мы будем подниматься по северо-восточному маршруту.

Все опять залазят в машину и Манола везет нас еще минут 10 вверх до конца дороги. Мы уже проехали через тучи, и погода здесь вполне приличная.

Около 13:00 мы надеваем рюкзаки и начинаем подъем по тропе на хребет Чичимека (El Eilo de Chichimeco). Первые полчаса с нами поднимается сын Манолы Иван и доходит до ответвления тропы на приют Пьедро Гранде. Мы в этот приют должны будем попасть после восхождения, а сейчас продолжаем подниматься вверх.

Через несколько часов подъема становится ясно, что воды на этом хребте нет. Ближайшая вода - внизу в каньонах, до нее нужно спускаться не меньше часа. Про какую воду говорил Манола - неясно. У нас есть с собой около 6 литров воды, поэтому к вечеру мы ставим лагерь и решаем за водой не ходить. Лагерь стоит уже выше границы леса, но еще на траве, а не на льду. Высота: около 4200м(?).


26 декабря.
Продолжаем идти наверх по хребту Чичимека. Выясняется, что вчера мы не дошли метров 200 до начала сосулек на кустах. Собираем сосульки во фляги и на привалах стараемся натопить побольше воды в руках и на солнце.

К обеду доходим до снега. Топим снег на примусе и делаем горячий перекус. Возникает первое подозрение, что у нас может быть маловато бензина (мы взяли 4 литра).

Володя показывает технику зарубания и хождения в кошках.

После обеда одеваем кошки и обвязки и идем вверх до первого удобного места для лагеря. Выравниваем площадки и ставим лагерь. По-прежнему ставим все 3 палатки, т.к. еще достаточно тепло. У большинства из нас - головная боль; ночью спим плохо. Высота: 4600-4700м.


27 декабря.
Сегодня мы должны будем поставить базовый лагерь и провести ледовые тренировки. По высоте подъем будет совсем небольшой. Идем в связках по 3 человека: Либова-Слепчин-Смирнов и Тимофеев-Красик-Иванова.

Вскоре после начала подъема подходим к относительно крутому участку, и Володя решает навешивать перила, частично в целях тренировки.

Примерно через час-полтора доходим до места, подходящего под лагерь, но Володя решает попытаться подняться чуть повыше на небольшой хребет, чтобы посмотреть, нет ли удобной стоянки там. Все еще вешаем перила. Володя первый долазит до вершины хребта, осматривается, и решает, что удобной стоянки на той стороне нет. Мы все спускаемся немного вниз и разбиваем базовый лагерь. Ровная площадка здесь небольшая, вдобавок довольно холодно, потому ставим только две палатки: в одной Тимофеев-Красик-Слепчин, в другой - Смирнов-Либова-Иванова. Становится окончательно ясно, что бензина на весь поход не хватит, поэтому снега топим по абсолютному минимуму. Набиваем фляги снегом и кладем их в спальники. Высота: 5000м


28 декабря.
Восхождение на вершину.

Встаем около 4 утра, кипятим растопленный за ночь снег. Оставляем только одну палатку (Смирнова), запихиваем в нее все рюкзаки и вторую палатку. Выходим около 6 утра без фонариков, т.к. уже светает. С собой берем три легких рюкзака с разнообразной мелочевкой. Вначале мы вешали перила, но довольно быстро дошли до участка плотно слежавшегося снега, в котором ледобуры не держались. Начиная отсюда, поднимались двумя отдельными связками: Либова-Слепчин-Смирнов и Тимофеев-Красик-Иванова. Первая связка уходит вперед и обгоняет вторую метров на 70. Из-за сильного ветра практически не слышно следующего в связке, а общение со второй связкой возможно только при помощи жестов. Через некоторое время вторая связка перестраивается и в дальнейшем идет в порядке Иванова-Красик-Тимофеев. Уклон был до 45 градусов, трещин не было.

Около 12:30 первая связка доходит до кратера и делает там привал. Володя жалуется Игорю, что не очень хорошо себя чувствует, и говорит, что у него на подъеме были глюки. До вершины еще метров 70-100, и Володя решает, что идти туда не следует, тем более, что вторая связка идет тяжелее и приходит только минут через 15. Володя предлагает тем, кто лучше себя чувствует, самостоятельно подняться на вершину, но мы решаем не разделяться.

Минут 40 мы отдыхаем на краю кратера. Вид потрясающий: огромный (метров 300 в диаметре) кратер, с коричневатыми подтеками серы и лавы внутри и по краям; снежники снаружи. Мы залезли за край кратера, чтобы спрятаться от ветра, и теперь расслабляемся на солнышке. За исключением ветра, погода - великолепная.

Спускаться решаем по маршруту восхождения. При обсуждении спуска выясняется, что Люба Иванова, Игорь Слепчин и Илья Тимофеев предпочитают идти вниз быстро. В результате, Игорь перестегивается в тройку к Любе и Илье Т., а Илья Красик - к Ире с Володей.

Володина связка выходит первой, порядок следующий: Ира-Илья Красик-Володя. Вторая связка выходит минут на 5-7 позже, порядок - Илья Тимофеев-Игорь-Люба. Несмотря на то, что вторая связка собиралась идти быстрее, разрыв только увеличивается. Илья Тимофеев несколько раз оступился и упал, но смог достаточно лего зарубиться, т.к. уклон был не слишком крутым, а снег - относительно мягким.

Примерно посередине между кратером и базовым лагерем первая связка начала уходить вправо (глядя по направлению спуска) по сравнению с маршрутом подъема. Люба голосом и жестами дала знать Илье Тимофееву, чтобы он держался левее, и через некоторое время Илья решил, что разумнее будет пустить Любу вперед. После этого вторая связка спускалась в порядке Люба-Игорь-Илья Тимофеев. За это время первая связка ушла достаточно далеко вправо и перевалила через небольшой снежный хребет, который напрямую вел к базовому лагерю. Правый склон хребта был очень крутым и вел в очень длинный ледовый/снежный кулуар. Последнее, что мы видели - сидящий на гребне хребта Володя Смирнов, страхующий себя ледорубом. Вероятно, он видел, что Ира и Илья спускаются по крутой части хребта и решил их подстраховать. Иру и Илью Красика видно уже не было, т.к. они были по другую сторону хребта. Следует сказать, что с этого места был уже хорошо виден базовый лагерь. Ребят мы после этого больше не видели.

Примерно в этот же момент, когда вторая тройка спускалась по более пологому левому участку, сорвался Илья Тимофеев. Зарубиться сразу ему не удалось, и он пролетел половину веревки, зарубившись на уровне Игоря Слепчина. Нам потребовалось около 15-20 минут, чтобы прийти в себя; все это время мы провели лицом к склону и не имели возможности наблюдать за первой связкой. Люба вкрутила ледобур и пропустила вперед Игоря Слепчина. Когда Игорь спустился на полверевки, Люба и Илья последовали за ним на одном уровне. Мы начали беспокоиться, когда увидели, что первая тройка тоже еще не спустилась в лагерь.

Люба и Игорь спустились в лагерь первыми; связки Смирнова нигде видно не было. Люба сразу подняла тревогу, и Игорь вкрутил ледобур и страховал Любу, пока она спускалась со скал к востоку от лагеря, чтобы проверить северо-восточное ущелье. Ребят или их следов нигде видно не было. До темноты оставалось еще около полутора часов. Илья и Игорь чувствовали себя плохо, и было решено, что одной Любе спускаться вниз по кулуару слишком опасно. Вместо этого, Люба побежала за спасателями в Пьедро Гранде. Игорь и Илья переночевали в базовом лагере.


29 декабря.
В 8 утра из Пьедро Гранде пришла группа группа австрийских альпинистов. Игорь и Илья показали им маршрут спуска первой связки, и двое австрийцев поднялись вверх на скалы искать место возможного падения. В основном они искали в районе того места, где мы в последний раз видели ребят. Другие двое австрийцев ушли назад в Пьедро Гранде, чтобы привести дополнительных спасателей и объяснить им, где проводить поиск. Через некоторое время, первые двое австрийцев спустились к нам и сказали, что они никого не нашли, но видели следы, ведущие вниз. Остальные спасатели должны были теперь искать в нижней части ущелья.

Илья и Игорь перенесли часть вещей ближе к Пьедро Гранде, в лагерь на высоте 4900м (см. карту); палатка Володи-Иры осталась в базовом лагере; в палатку мы установили на новом месте. Сюда же пришла из Пьедро Гранде Люба, и мы трое переночевали на 4900м.


30 декабря.
Илья и Люба перенесли остаток вещей из базового лагеря в лагерь на 4900м. Там уже ждали несколько мексиканцев, предложившие помочь нам спустить вещи в Пьедро Гранде, и к вечеру перевезли нас в Тлачичуку. Как впоследствии выяснилось, эти мексиканцы были работниками сеньора Рейеса, который тем же вечером потребовал у Любы денег за их помощь. В тот же день Любе удалось связаться с Brigada de Rescate del Socorro Alpino de Mexico, мексиканской спасательной службой в Тлачичуке, и они начали поиск снизу и к востоку от базового лагеря.


31 декабря.
Мексиканские спасатели провели весь день на вулкане, в основном ища в ущелье к востоку от базового лагеря. Ничего найдено не было, и было решено, что тройка Либова-Красик-Смирнов на спуске промахнулась мимо лагеря и решила спускаться в лес, возможно назад в La Cabana de Manolo, но заблудились. Было решено организовать поиск в лесу. Кроме того, представитель мексиканского телевидения снял документы ребят, чтобы показать их фотографии следующим днем по телевидению и попросить жителей местных деревень помочь в поиске.


1 января.
Иванова, Слепчин и Тимофеев поехали назад в Пьедро Гранде вместе с несколькими мексиканскими спасателями. Часть спасателей продолжила поиски на снегу, а Люба, Илья и Игорь вместе с двумя мексиканцами траверсировали склон ниже границы снега и к ночи попали в La Cabana de Manola, чтобы сутра продолжить поиски снизу.


2 января.
Мы трое и двое мексиканцев поднялись наверх до конца лесной зоны и начали поиск. Мексиканцы захотели пойти назад в Пьедро Гранде, и мы разделились. Люба попросила их пройти по верхнему маршруту, что совпадало с путем нашего подъема по хребту Чичимека, и особенно тщательно проверить границу со снегом. Именно там мексиканцы и нашли тела ребят поздно вечером 2 января.

Мы, однако, узнали об этом только в середине следующего дня, а сегодня продолжали поиски. Люба и Игорь проверили каньон с ближайшим источником воды, а Илья T. поднялся дальше наверх по хребту Чичимека, не дойдя метров 400 до места, где были найдены тела.

К темноте мы вернулись в La Cabana, собираясь продолжить поиски на следующий день. Попытка радиосвязи с сеньором Манолой принесла только неясные сведения о группе каких-то альпинистов, попавших в госпиталь не то в Сердане, не то в Тлачичуке.


3 января.
С утра в Кабанью приехала армия. Всего около 50-70 солдат на грузовике и нескольких "Хаммерах". Сверху на горе летает вертолет.

Мы пошли вверх вместе с солдатами; подъем начался около 10:30. Примерно в середине пути армейские связисты очевидно получили информацию о том, что тела ребят уже найдены. Нам об этом по-прежнему не говорят, зато повторяют информацию о неких альпинистах в госпитале. Военные после этого разворачиваются и идут вниз в Кабанью, мы спускаемся вместе с ними. На спуске натыкаемся на несколько других групп солдат, которые, видимо, искали ребят в лесу. Вокруг Кабаньи уже летает вертолет. Через пару минут он находит подходящую площадку, садится, и нас троих перевозят в Тлачичуку.

Минут через 5-10 мы видим другой вертолет с подвешенной к нему люлькой, летящий со стороны вулкана. Только теперь мы окончательно осознаем, что произошло.


Следующие несколько дней были заполнены в основном бюрократической волокитой и не представляют большого интереса. В этот же день Ириным родителям сообщается о происшедшем, и через день они приезжают в Мексику. В США Игорь Слепчин и Илья Тимофеев вернулись только 8 января.


Так как мы не видели трагедии своими глазами, то следующее является лишь наиболее вероятной с нашей точки зрения гипотезой.

Мы предполагаем, что один из членов тройки Либова-Красик-Смирнов оступился, когда они были отделены от нас небольшим снежным хребтом. Вероятно, они не смогли сразу зарубиться, а так как склон хребта был очень крутым, они почти мгновенно набрали скорость и из-за этого не смогли зарубиться позже. Они пролетели вниз по каньону до конца снега (перепад высоты - около 350м, длина склона - около 600м, уклон - 35-45 градусов) и вылетели на огромной скорости на камни. Когда их нашли, они лежали в том же порядке, в котором спускались, отделенные друг от друга на полную длину веревки.

Спасатели не думали, что ребята могли слететь настолько далеко вниз, и Иру, Илью и Володю не было видно ни сверху, ни снизу, т.к. их закрывал небольшой утес.

У Ильи Красика и Володи были смертельные травмы головы. У Иры не было явно видимых травм, что могло послужить источником слухов про смерть кого-то из участников от гипотермии. Проведенное в тот же день вскрытие показало, что все трое погибли мгновенно. 3 января их тела были эвакуированы на вертолете членами мексиканской спасательной службы Brigada de Rescate del Socorro Alpino de Mexico.

Логического объяснения тому, почему ребята ушли вправо, не существует. Вероятно, это связано с высотой и горной болезнью.


Любовь Иванова, Игорь Слепчин, Илья Тимофеев
пишите